Светлана Викторовна Федотенко

Учитель русского языка и литературы, филолог

Речь городской интеллигенции: неужели без ошибок?

ноября21

Разговорная речь как один из способов функционирования языка никогда не бывает идеальной. Она всегда спонтанна и ситуативна, подвержена влиянию просторечий и диалектов.

Городская речь – это феномен, складывающийся из разговорной речи людей, населяющих город. На городскую речь оказывают влияние географические диалекты, а также различные этнографические, исторические веяния. Город населяют люди самых разных социальных прослоек, разной степени образованности: рабочие, крестьяне, приехавшие из села, школьники, студенты, интеллигенция. Уличная речь Южно – Российского города пестра и разнообразна: здесь можно услышать канцеляризмы, неуместные для разговорной речи, книжные слова и выражения, диалектизмы южнорусских говоров, украинизмы, просторечия, не всегда уместные в использовании иноязычные слова, а также грубую, бранную, нецензурную лексику.

Традиционно городская интеллигенция считается основным носителем культуры в обществе. Но, как показывают наблюдения, стремление разнообразить свою речь, демонстрировать образованность очень часто приводит к разнообразным речевым ошибкам. Одна из них, относящаяся к стилистической неоднородности, — неоправданное использование в речи канцеляризмов.

Вот отец – молодой человек, инженер по образованию, воспитывает свою дочь-первоклассницу: «Если учительница будет недовольна твоим поведением на уроке, поставь об этом в известность меня или мать». Как тут не вспомнить мемуары К.И.Чуковского, поведавшего об одном старике-переводчике, переведшем романтическую сказку примерно так: «За неимением красной розы, жизнь моя будет разбита». Канцелярский оборот «за неимением» неуместен в романтической сказке. Тогда старик написал по-другому: «Ввиду отсутствия красной розы жизнь моя будет разбита», чем доказал полную свою непригодность для перевода сказок.

Этим стилем он перевел весь текст:

«Мне нужна красная роза, и я добуду себе таковую.

« А что касается моего сердца, то оно отдано принцу».

К традиционным ошибкам в речи представителей интеллигенции можно отнести и часто неоправданное использование иноязычных слов, например, консенсус, педалировать, интерпретировать и т.д. У образованных людей даже слова-паразиты «свои»: в принципе, собственно…

Итак, как мы смогли убедиться, образованность – вовсе не показатель речевой грамотности.

Упадок культуры в обществе, отсутствие интереса молодёжи к чтению классической литературы, снижение качества образования привело к вопиющей речевой безграмотности городских студентов и школьников. Сегодня практически все дети приходят домой «со школы» и «с института», смеются они «со своих друзей», «ложат» тетради в сумку и «одевают» на себя пальто. Все эти ошибки имеют явное грамматическое происхождение, то есть «рождены» банальной «недоученностью» в школе. Мы не будем говорить о студенческом и подростковом «компьютерно-интернетовском» сленге, о грубой, часто нецензурной брани и о специфических молодёжных словечках типа «а чё», «ща приду» и т.д. Всё это «ошибки» задуманные и продуманные, то есть не спонтанные, а, значит, не ошибки.

Подростки очень часто называют друг друга по фамилиям. С этим связаны и типичные ошибки в их речи. Ребята часто склоняют украинские фамилии на –ко, а также фамилии типа Прищепа, Шульга в женском варианте, что недопустимо в грамматике.

«Простого» человека (рабочего, крестьянина) очень легко отличить по фонетическим особенностям его говора.

Самое главное звуковое отличие южной речи – это, так называемый, фрикативный, то есть глухой звук [г], в то время как литературная норма требует произносить его звонко, отрывисто. В отличие от южного, «нормативный» вариант этого звука называется «взрывным».

Южане говорят так с детства. В школе бывает очень трудно переучиваться. Многие коренные донцы, годами живущие в других регионах, долго не могут избавиться от явного признака своей малой родины. Достаточно послушать речь нашего знаменитого земляка Геннадия Малахова, чтобы понять, как мы сами «звучим» со стороны. Таково влияние ближайшего соседа – Украины: фрикативный [г] в малороссийской речи является нормой. Украинским фонетическим веянием можно считать и звук [в], восходящий к [у], (например, много шаро[у])

Украинизмов много также и в лексике людей, не «обременённых» излишней образованностью: «бурак» (свекла), «дюже» (очень), «брехать» (обманывать) и т.д. Но есть один диалектизм, «авторство» которого южане готовы оспаривать у других шахтерских регионов. Это четкое, емкое слово «тормозок». Люди из других мест его не понимают. А жителям южных шахтёрских городов трудно осознать, что большая часть населения России может обходиться без него (во всяком случае, в словаре Ожегова этого слова нет). Этимология этого слова очевидна. Его «авторами», по-видимому, были шахтеры в забое, в лаве, которые «тормозились» и в темноте, в штыбе, не покидая своего рабочего пространства, съедали заботливо приготовленную женами пищу. Теперь с лёгкой руки шахтёров тормозок берёт с собой и первоклашка в школу, и студент в институт, и даже служащий, например, в банк.

Среди грамматических ошибок обывателей преобладают отступления от литературных норм управления. Вот, например, как пассажиры маршруток просят водителя об остановке: «над банком, пожалуйста», «над универмагом», «над аптекой». Очень частотны различные падежные нестыковки: «сколько время?», «была у сестре», «пришла к сестры», «на память дорогому папы». Особенно часто горожане допускают ошибки при сочетании слов, обозначающих вес товара и названия овощей и фруктов. Сегодня это характерно не только для «рыночной» речи, но и для диалогов в крупных супермаркетах и торговых центрах, что свидетельствует об общем снижении уровня культуры. Неверно многие из нас склоняют во множественном числе и сами слова «килограммы» и «граммы». Грамматика требует произносить: « пять, шесть, двадцать, пятьдесят килограммов» (но не « килограмм») и «двести, триста, пятьсот граммов» (но, никак не «грамм»).

В магазине торгуют не только продуктами. Продавцов одежды, обуви и галантереи часто вежливо, но ошибочно с языковой точки зрения просят показать или продать пару, две или несколько пар джинс, гольф, клипсов, носок, сапогов, чулков, шортов.

Впрочем, безграмотная речь не знает географических границ: «Мы с Ростова»; «Мы с Москвы»; «А мы с Шахт». Такие фразы нередко услышишь сегодня на улицах города.

Говорить правильно… Так ли уж это необходимо сегодня? Неужели нет более насущных проблем? Конечно, есть. Но ведь нам дан такой язык, которым стоит гордиться. И в совершенстве им овладеть нельзя, можно лишь приблизиться к идеалу.

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

 
  • Регистрация

    РегистрацияВойти
  • Свежие комментарии

  • Облако меток